Мои дорогие читатели

понедельник, 18 февраля 2013 г.

ПОЧЕМУ Я НЕ ХОЖУ В ЦЕРКОВЬ


Мне позвонила расстроенная до слёз мама. Я перепугалась – что случилось? С кем несчастье? Оказалось причина вот в чём. С утра мама, папа и моя младшая сестра ездили в Новоспасский монастырь исповедаться. Тайна исповеди, конечно, священна. Но некоторые моменты я приоткрою в этом рассказе с разрешения действующих лиц.
Они с трудом зашли по гололёду в храм. Почему-то никто не озаботился посыпать хотя бы песком или солью дорожки для верующих, в том числе и пожилых.
Заняли очередь на исповедь. В храме, конечно, жарко. Крючков на стене, чтобы повесить пальто или сумку никаких нет. Поэтому люди сваливают свои вещи на пол.
Стали ждать. Родители наблюдали: к священнику подошёл молодой человек. Достал из заднего кармана джинсов мятую бумажку. Видимо, список своих грехов. Молча положил перед священником. После этого батюшка спросил его имя. Молча накрыл покрывалом (не помню, извините, как правильно называется этот атрибут на церковном сленге). Накрытому парню за секунды были отпущены все грехи.
Таким же образом молча, через бумажку, исповедовалась и молодая женщина.
Дальше была очередь моей мамы. Она не писала список. Она, почему-то, надеялась, что со священником вполне возможна живая беседа. И зря.
Одним из грехов в христианстве считается уныние. Мама стала каяться, что, похоронив в течение непродолжительного времени нескольких близких людей, она, как ни странно, пребывает в некотором унынии.
Её исповедь была прервана окриком священника: ТЫ как со мной разговариваешь?

 - ???
- Я что ТЕБЕ подружка что ли? – прикрикнул батюшка средних лет на мою маму пенсионного возраста.
 - Простите, батюшка, если я что-то не так сказала, – залепетала мама.
- ТЫ чего сюда пришла? ТЫ зачем тело своё сюда принесла?
- Я? Исповедаться.
 - Ты как к исповеди готовилась? – продолжался допрос.
 - Читала Псалтырь.
 - А вот такую то книгу читала? А вот такую? (шли названия книг церковной тематики).
 - Нет.
 - А что пришла?!!!

Мама была в шоке. Она у меня верующий человек, много лет ходит в церковь. Но после общения с этим батюшкой, почему-то душевной гармонии и радости от воцерковления она не испытала. Дело в том, что когда человек идёт на исповедь, он находится в особом душевном состоянии. И совершенно не готов в святом для него месте к встрече с трамвайным хамством. Видимо, это такой способ создания у верующих дополнительного комплекса вины.

Моя сестра пошла исповедаться к другому священнику в том же храме. Для молодёжи решиться на такой шаг вообще то не просто! Сестра, специально надела юбку и платок. С утра ничего не ела. До этого несколько дней переживала и думала как она придёт на исповедь. Она понадеялась, что седобородый старец её выслушает и отпустит какие-никакие (всё-таки она не убивала, не крала и не прелюбодействовала), но всё-таки грехи.
Она начала с того, что ей кажется, что она не достаточно сильно верит. Хотела бы укрепиться в этом чувстве.
Ответ священника был короток и прост. Раздражённым тоном он быстро произнёс:
- Не можешь поверить? Возьми да поверь! Что ещё? – на этом наставления духовного отца были закончены.

Мой папа в свою очередь по полной огрёб от другого священника за чистосердечное признание, что в пост он попил молока.

К причастию (которое обычно следует за исповедью) ни один из семьи страшных грешников допущен не был.
Когда все вышли из храма, то чувствовали себя так, как будто вырвались из застенков гестапо. На душе было гадко и пусто. Сестра плакала.

Я вот думаю, если бы Иисус так разговаривал с людьми? Многих бы он обратил в свою веру? Согласился бы за таким наставником кто-то пойти, бросив свои неотложные дела? А умереть за такого?
Я уж не говорю о том, что Христос не гнушался общением с ворами и проститутками. И в каждом человеке умел вытащить наружу что-то самое хорошее и светлое. А не наоборот. И не хамил пенсионерам. И не пугал студентов, отстоявших очередь, чтобы открыть душу.
А почему эти люди, взявшие себе эксклюзивные права на бренд "Иисус Христос",  позволяют себе такое? 

Я не хочу сказать, что все священники такие, как в этом храме.
Я лишь рассказываю конкретные жизненные истории.
В моей жизни был и другой случай. Мы проводили съёмки в Бутырской тюрьме. 
Пройдя многочисленные проверки, отъём паспортов и мобильных, лязгающие железные двери и коридоры, крашенные масляной краской, попадаешь во внутренний двор. А там старый храм.
 
В маленьком храме шла служба. Под бдительным присмотром конвоиров стояли заключённые. Тут же лежали молитвенники, иконки и свечки. Бесплатно. Может быть, кто-то захочет с собой взять.
 После службы всех желающих исповедовали и причащали. Не спрашивая: что ты ел, сколько постился, какую специальную литературу по теме читал и умеешь ли ты формулировать свои грешные мысли на специальном церковном сленге. Священник терпеливо слушал каждого.
- Почему? – спросила я потом.
- А потому, что возможно любой из этих людей пришёл сюда первый и последний раз в жизни. И если я сейчас буду придираться к мелочам, то он больше никогда не обратится к богу, – ответил мне уставший батюшка.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...